?

Log in

 
 
29 June 2017 @ 12:57 am
3 Тамуза Фарбренген. Я тебе завидую (в контексте)  
Клейманам позвонила Гити Майерс, преподававшая у нас в школе, а потом вместе с мужем вернувшаяся в Лос-Анджелес. Она спросила, где у нас будет фарбренген на 3 тамуза. Шалиах из Симха-Моники, как он сам называет этот город, р.Левитанский, двоюродный брат наших Гурариев, которые сами сбежали на 3 тамуза в Нью-Йорк, оказался в Ниагара-Фоллс проездом и хотел бы, естественно, быть на фарбренгене в этот день. А вот пусть ка он его и проведёт! сказали мы с Петром Иванычем, вернее Клейманы, и вся многообразная и многоликая наша общинка собралась его послушать.
Сам я опоздал, едучи с надзора за упаковкой Меhадриновских йогуртов, и подъехал вот к такой истории.
К Левитанскому в шул приходила израильтянка, которая была в США нелегально. Она сошлась с израильтянином, который сам-то был тут легально, забеременела от него, а он её бросил. И она хотела сделать аборт, потому что и сама она оказалась в ситуации, когда и оставаться не могла и уезжать не могла и работу получить не могла, а тут ещё ребёнок. Левитанский ей говорит, мол, напиши Ребе. Открыла она Игройс, там Ребе пишет молодой матери, что, конечно, он не спорит, иметь ренёнка, это очень тяжело, но это стоит того, как с деревом. Вначале надо кучу энергии тратить на сельскохозяйственные работы, поливать, следить за насекомыми, птицами и т.д., зато потом можно наслаждаться фруктами. Ясный ответ, но женщина сказала, что всё равно не может решиться оставить ребёнка. Левитанский стал молиться, чтобы Всевышний послал ему правильные слова, и вспомнил довольно знаменитую сейчас историю, которую, кажется, я тут вкратце приводил, а сейчас повторю с парой подробностей.
В Бразилии к шалияху в бейт-хабад пришёл молодой человек, который как-то быстро начал соблюдать, и тфилин и шабос и молитва каждый день, и на уроки приходил, и талмуд и тания, и пожертвования приличные стал регулярно делать. А через 3 года сказал: дорогоууй шалиях, я должен вам честно признаться. Я собираюсь жениться на нееврейке. Мы с ней всегда дружили, и я не был уверен, что делать, и решил на всю катушку попробовать иудаизм, если зацепит, я её брошу, естественно. Так что попытка у меня была честная. Но её я люблю больше, чем всё это. Шалиях начал его уговариветь, но тот на все аргументы тот говорил: да я ж знаю все ваши доводы, я ж вы учил всё это 100 раз. Наконец, шалиях говорит: слушай, ты же знаешь, я себе не принадлежу, мой начальник - Ребе. Давай полетим к нему в Нью-Йорк, всё же дело тут важное, сам понимаешь, а там что бы там между вами не произойдёт, для меня вопрос будет закрыт. Тот согласился.
Прилетели, встали в очередь за долларами. Парень подходит и громко говорит: "Ребе! Я собираюсь жениться на нееврейке!" Вокруг просто все замерли, полная тишина. Ребе: "Э?" (Как сказал Левитанский со смешком, у Ребе часто наблюдался избирательный слух.) Тот ещё громче говорит: "На нееврейке жениться собираюсь!" (Вокруг тишина уже такая, что децибелы, наверное, пошлив отрицательные величины).
"Я тебе завидую!" - говорит Ребе. Парень в шоке, все вокруг в шоке. Ребе объясняет:
"Это невероятно тяжёлое испытание для тебя, я с таким никогда не сталкивался, но это само по себе говорит, какой ты сильный человек, и что ты с этом можешь справиться, а уж если справишься, то духовный уровень, которого ты достигнешь, невероятен." (слова не точные, но смысл таков) [При этом слушавший Левитанского один наш буффальский адвокат, женатый на нееврейке, с горькой усмешкой и покачивая головой стал рассматривать свое обручальное кольцо у себя на пальце]
И на парня это произвело достаточное впечатление, чтобы он порвал со своей пассией. (Пиня Янг, присутствовавший на фарбренгене, сказал, что р. Гринберг рассказал эту историю бро бразильца на какой-то шабос, и там был парень, тоже собиравшийся жениться на нееврейке, и под влиянием этой истории разорвал помолвку)
- Так вот, - сказал Левитанский той женщине, - я, конечно не могу себя представить на твоём месте, но если ты, именя такой совет Ребе, пройдёшь это испытание, это будет великое дело!
Женщина решила не делать аборт, взяв обещание с Левитанского быть на брисе, что он и сделал, вознеся хвалу Всевышнему, что это было не в шабос, так как в таком случае пришлось бы идти много миль (она к тому времени переехала).

This entry was originally posted at http://ykh.dreamwidth.org/80620.html. Please comment there using OpenID.